<< Ноябрь 2018 >>
  Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
>  29  30  31 1 2 3 4
> 5 6 7 8 9 10 11
> 12 13 14 15 16 17 18
> 19 20 21 22 23 24 25
> 26 27 28 29 30  1  2

Сокращенное дознание: новеллы УПК РФ и сложности их применения


Какие новеллы содержит новая глава 32.1 УПК РФ «Дознание в сокращенной форме»
С какими сложностями столкнутся применители норм о сокращенной форме дознания

Какие новеллы содержит новая глава 32.1 УПК РФ «Дознание в сокращенной форме»
С какими сложностями столкнутся применители норм о сокращенной форме дознания

Вопрос об упрощении действующих процедур уголовного преследования обсуждается в юридическом сообществе уже давно. Наконец идея упрощенного производства в уголовном судопроизводстве получила нормативное воплощение в Федеральном законе от 04.03.2013 № 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»1 (далее – Закон). Учитывая, что отечественная правовая система уже имела в прошлом опыт реализации упрощенной формы расследования (протокольная форма досудебной подготовки материалов уголовного дела), имеет смысл проанализировать нормативную конструкцию института сокращенного дознания в контексте именно данного опыта.

Условия сокращенной формы

Закон однозначно указывает на то, что сокращенное дознание предусматривает дальнейшее рассмотрение дела в суде в особом порядке, установленном гл. 40 УПК РФ (п. 1 ч. 1 ст. 226.9). В принципиальном плане данная комплексная модель сокращенной формы уголовного судопроизводства возражений не вызывает. Однако анализ положений новой главы ставит под сомнение возможность надлежащей реализации у нас упрощенной досудебной уголовно-процессуальной формы.

Предусматриваются следующие нормативные основы института сокращенного дознания:

1) сокращенное дознание может проводится только по преступлениям, относящимся к подследственности дознавателя и по уголовному делу, возбужденному в отношении конкретного лица (п. 1 ч. 2 ст. 226.1 УПК РФ);

2) подозреваемый должен полностью признавать свою вину в совершении преступления и согласиться с правовой и фактической оценкой деяния, включая характер и размер вреда (п. 2 ч. 2 ст. 226.1 УПК РФ);

3) для проведения расследования в форме сокращенного дознания необходимо обязательное ходатайство подозреваемого и согласие потерпевшего, при том, что потерпевший может появиться в процессе только в течении 3 суток с момента возбуждения уголовного дела (п. 6 ч. 1 ст. 226.2, ст. 226.3 УПК РФ);

4) сокращенное дознание не производится в случаях: несовершеннолетия подозреваемого; наличия оснований для применения особого порядка производства в порядке гл. 52 УПК РФ, а также производства по применению принудительных мер медицинского характера и др. (п.п. 1–5 ч. 1 ст. 226.2 УПК РФ). При выявлении вышеуказанных обстоятельств производство сокращенного дознания может быть отменено в любое время, но до удаления суда в совещательную комнату. Такие же последствия будут иметь место при нежелании потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого продолжать производство в упрощенном порядке (ч. 2 ст. 226.2, ч. 3 ст. 226.3 УПК РФ);

6) участники уголовного процесса при производстве сокращенного дознания обладают такими же процессуальными правами и обязанностями, как и при производстве в общем порядке (ч. 1 ст. 226.3 УПК РФ);

7) срок сокращенного дознания – 15 суток, но он может быть продлен до 20 суток. Вместе с тем закон требует, чтобы обвинительное постановление было составлено в течение 10 суток со дня вынесения постановления о производстве дознания в сокращенной форме (ч. 3 ст. 226.7 УПК РФ);

8) установление обстоятельств события и сбор доказательственного материала происходит в упрощенному порядке, который заключается, во-первых, в уменьшении предмета доказывания, во-вторых, в том, что не устанавливаются повторно сведения, содержащиеся в материалах предварительной проверки, в-третьих, в правомочии дознавателя не проверять доказательства, не оспоренные подозреваемым, потерпевшим и их представителями (ст. 226.5 УПК РФ);

9) закон не ограничивает применение к подозреваемому любых мер процессуального принуждения;

10) обвиняемый и его защитник в обязательном порядке должны быть ознакомлены с обвинительным постановлением и материалами уголовного дела, причем в пределах срока сокращенного дознания (части 4–9 ст. 226.7 УПК РФ);

11) по окончании сокращенного дознания дознаватель составляет обвинительное постановление, которое вместе с материалами дела после утверждения начальником органа дознания направляется прокурору (ч. 2 ст. 226.7 УПК РФ).

Неограниченная подследственность

Итак, закон предусматривает проведение сокращенной формы дознания по преступлениям, подследственным дознавателю.

В сравнении с нормами УПК РСФСР, которые предусматривали проведение протокольной формы только по закрытому перечню преступлений (ст. 414), это новшество можно назвать прогрессивным. Сокращенное производство распространяется на все деяния, расследование которых предусмотрено в форме дознания. Количество совершенных преступлений и их неоднократность не влияют на выбор правоприменителем (с согласия заинтересованных участников) сокращенной формы уголовного судопроизводства.

Интересно то, что в первоначальном варианте законопроекта предусматривалось проведение сокращенной формы дознания по всем преступлениям небольшой и средней тяжести. Это вызвало нарекание со стороны Правового управления Аппарата Госдумы (далее – ПУ), полагающего, что по ряду преступлений сокращенная форма предварительного следствия неприемлема.

Представляется, что законодатель напрасно воспринял это замечание. Полагаем, должен быть механизм перехода дознания и следствия на сокращенный режим производства и обратно.

Критерием применения упрощенных процедур по конкретному преступлению, должна служить, прежде всего, степень общественной опасности, выражающаяся в классификации преступных деяний по степени тяжести, а не искусственное разделение на формы предварительного расследования. Думается, что сокращенное дознание должно охватывать все деяния небольшой и средней тяжести. Вряд ли следует признать логичным то, что лицо, похитившее чужое имущество на сумму более чем 2500 руб., уже не вправе рассчитывать на упрощенное судопроизводство, чем если бы оно украло имущество на меньшую сумму.

Проблема дознания по факту совершения преступления

Дознание в сокращенной форме может проводиться только по уголовному делу, возбужденному в отношении конкретного лица. Это положение в значительной мере выхолащивает идею сокращенного производства в уголовном процессе. Законодатель почему-то вновь спешит «наступить на те же грабли», что и при введении института дознания в УПК РФ в 2001 году.

Напомним, что требование законодателя производить дознание только по возбужденному уголовному делу в отношении конкретного лица привело к тому, что по большому количеству преступлений, подследственным дознавателю, проводилось предварительное следствие. В результате следователи были буквально «завалены» делами, направляемыми из органов дознания, так как решение о возбуждении уголовного дела зачастую производилось в связи с фактом совершения преступного деяния.

Формализованная конструкция отечественного уголовного судопроизводства и действующая система учета преступлений объективно ориентируют правоохранительные органы при наличии любых сомнений не возбуждать уголовное дело в отношении лица. Чем это в итоге закончилось – отменой пресловутого «требования о конкретном лице» как обязательного условия расследования уголовного дела в форме дознания.

И уж совсем непонятно, почему законодатель отбросил огромный массив уголовных дел, возбуждаемых по факту совершения преступного деяния в силу того, что на момент возбуждения подозреваемое лицо просто-напросто не установлено.

Почему законодатель считает, что по делам о так называемых «неочевидных преступлениях» производство должно осуществляться только в общем порядке? Какие препятствия есть к тому, чтобы подозреваемое лицо, установленное спустя некоторое время, согласится на проведение дознания в сокращенном порядке, но не сможет реализовать свое право в силу предписания закона?

Согласие подозреваемого

Закон предусматривает в качестве обязательного условия сокращенного производства полное согласие подозреваемого с правовой и фактической оценкой деяния. Это, безусловно, позитивный момент. То, что законодатель предлагает подозреваемому при его согласии на сокращенное производство льготу (1/2 от максимального размера) в виде уменьшения размера наиболее строгого вида наказания (ч. 6 ст. 226.9 УПК РФ) указывает на договорной характер института сокращенного дознания.

Вместе с тем нельзя полностью исключить возможность злоупотреблений со стороны обвинения. Не лишним было бы указание на то, что проведение дознания в сокращенной форме возможно только при наличии достаточных «доказательств», дающих основания для подозрения против конкретного лица. По крайней мере, это бы ориентировало сотрудников правоохранительных органов на собирание иных доказательств, а не только на «выбивание» признательных показаний, как это, к сожалению, иногда имеет место быть на практике.

Согласие потерпевшего

Сокращенное дознание может производиться только при согласии потерпевшего. Надо специально остановиться на том, что позиции потерпевшего придано значение одного из определяющих условий для принятия решения о переходе на сокращенный порядок досудебного производства. Думается, что это ошибка, из-за которой эффективность сокращенной процедуры дознания будет снижена.

Разумеется, в число субъектов согласительной процедуры, в рамках которой вырабатывается решение о переходе на сокращенный режим производства по делу, должны входить представители обеих сторон: государственный орган уголовного преследования и сторона защиты. На наш взгляд, такой субъективный состав вполне был бы достаточным (как в гл. 40.1 УПК РФ). Но, поскольку нормы п. 6 ч. 1 ст. 226.2 и ч. 3 ст. 226.3 УПК РФ ставят решение вопроса о переходе на сокращенный порядок предварительного расследования и дальнейшее производство по делу в зависимость от воли потерпевшего, то, получается, что частное лицо навязывает волю публичному органу и стороне защиты и прямо влияет на то, в какой форме осуществлять публичное производство по уголовному делу.

Механизм согласования позиций подозреваемого и потерпевшего сложен, роль потерпевшего в принятии решения о проведении предварительного следствия (дознания) в сокращенной форме гипертрофирована. Неслучайно эти позиции еще на стадии законотворческого процесса вызвали наибольшую критику и со стороны правительства, и со стороны ПУ. Остается только сожалеть, что мыслили они в направлении, обратном желаемому.

В официальном отзыве Правительства РФ на проект анализируемого Закона указывалось: «Пунктом 6 части первой статьи 446.2 в редакции законопроекта предусматривается, что сокращенная форма уголовного судопроизводства по уголовному делу не применяется в случае, когда потерпевший возражает против применения такой формы. С учетом этого представляется целесообразным урегулировать вопросы, касающиеся обязанности следователя устанавливать наличие или отсутствие возражения потерпевшего против сокращенной формы производства по уголовному делу». По нашему мнению, реализация этого замечания неприемлема ввиду и так избыточной формализации процедуры применения сокращенной формы предварительного расследования.

Таким образом, этот недостаток нового института не столько содействует исправлению заложенного в него конструктивного недостатка, но еще более усугубляет его. Правильнее было бы вообще отказаться от процедуры согласования с потерпевшим решения о проведении предварительного расследования в сокращенном формате. Надо оставить ему только право обжалования данного постановления в порядке ст. 125 УПК РФ. Иначе хвост будет вилять собакой: публичное уголовное судопроизводство поставлено в зависимость от воли частного лица.

Решение о сокращенной форме

Большие нарекания вызывает схема принятия решения о проведении сокращенного уголовного судопроизводства.

Законом жестко определены сроки подачи подозреваемым ходатайства о проведении сокращенного дознания. Согласно ч. 2 ст. 226.4 УПК РФ подозреваемый вправе заявить ходатайство о производстве дознания в сокращенной форме не позднее 2 суток со дня, когда ему было разъяснено право заявить такое ходатайство. А это право должно быть ему разъяснено до начала первого допроса (ч. 1 ст. 226.4 УПК РФ).

Но чем обусловлены такие нормативные ограничения по срокам волеизъявления подозреваемого? Почему бы не предоставить лицу право ходатайствовать о сокращенном производстве в течение всего срока дознания? Понятно, что заявленное ближе к концу расследования подобное ходатайство будет лишено смысла, но думается, что этот вопрос необходимо оставить на усмотрение участников процесса с более гибкими ограничениями.

Нельзя не признать правоту законодателя относительно полномочий прокурора на возвращение уголовного дела дознавателю для расследования в общем порядке. Основания для этого решения, перечисленные в ч. 1 ст. 226.8 УПК РФ, представляются достаточно разумными.

Сроки сокращенного дознания

Сроки производства дознания в сокращенной форме установлены ст. 226.6 УПК РФ. Согласно этой норме первоначальный срок сокращенного дознания – 15 суток, максимальный – 20 суток. Позволяется лишь однократное продление первоначального срока.

Представляется, что определенный законом срок производства дознания в сокращенной форме является разумным (при существующей следственной модели досудебного производства, разумность которой вообще-то под большим вопросом). Оправданным является и то, что срок сокращенной формы отсчитывается не с момента возбуждения уголовного дела, а с момента вынесения постановления о производстве дознания в сокращенной форме (ч. 1 ст. 226.6 УПК РФ), хотя требование о возбуждении уголовного дела только в отношении лица лишает это новшество всякого смысла.

Однако изучение ч. 3 ст. 226.7 УПК РФ приводит к выводу о том, что реальный срок упрощенного дознания гораздо меньше. И это обстоятельство сильно осложнит работу дознавателей и исказит благие замыслы законодателя. Иначе как расценивать требование закона о том, что обвинительное постановление должно быть составлено не позднее 10 суток со дня вынесения постановления о производстве дознания в сокращенной форме? В данном случае речь идет о составлении итогового документа, где систематизируется вся значимая информация по делу. Этот документ составляется только после производства всех необходимых следственных действий (ч. 1 ст. 226.7 УПК РФ). Остается лишь прибавить 2 суток, в течение которых с момента возбуждения дела (а оно изначально должно возбуждаться только в отношении конкретного лица) подозреваемый должен определиться, согласен он или нет на упрощенное производство. Тогда срок составит 12 суток (ст. 226.6 УПК РФ). Таким образом, законный срок дознания в сокращенной форме на самом деле составляет 12 суток, а не 15, как это указано в ст. 226.6 УПК РФ. Остается только задаться вопросом, реально ли уложиться в этот срок, когда закон говорит о его продлении только по прошествии 15 суток (ч. 2 ст. 226.4 УПК РФ)?

Данное противоречие должно быть устранено. Очевидно, что срок, установленный ч. 3 ст. 226.7 УПК РФ перекрывает срок, указанный в частях 1–2 ст. 226.6 УПК РФ, и это свидетельствует о непонимании авторами принятого закона некоторых сущностных аспектов досудебного производства.

Вышеназванные «технические детали» позволяют предположить, что вопросы, относящиеся к производству упрощенного дознания, будут решаться в период предварительной проверки в порядке ст. 144 УПК РФ, а не в рамках официальной процедуры. Ключевой фигурой в этом случае станет не столько сам дознаватель, сколько должностное лицо, осуществляющее доследственную проверку. И именно на него ляжет вся тяжесть формирования соответствующих условий для производства в упрощенном порядке, как то: сбор фактического материала, установление лица, согласование (пока еще неформальное) и др.

Окончание дознания

Окончание сокращенного дознания регулируется ст. 226.7 УПК РФ. Отметим, что законодатель здесь пошел по пути общего порядка расследования, включив процедуру ознакомления с материалами дела в срок дознания.

Считаем, что это не согласуется с самой идеей упрощенного процесса, тем более, как отмечается в законе, к моменту предъявления материалов дела производство дознания уже должно быть завершено (ч. 1 ст. 226.7 УПК РФ). При этом явно предполагается возможность того, что ознакомление может выйти за пределы срока сокращенного дознания.

Норма, закрепленная в ч. 5 ст. 226.7 УПК РФ указывает на то, что в случае невозможности завершить ознакомление обвиняемого, его защитника, потерпевшего и (или) его представителя с обвинительным постановлением и материалами уголовного дела в срок, установленный ч. 4 ст. 226.7 УПК РФ, производство дознания продолжается в общем порядке. В данной норме говорится о 3-суточном сроке, в течение которого обвиняемый и его защитник должны быть ознакомлены с материалами уголовного дела. Учитывая, что 3-суточный срок входит в общий срок сокращенного дознания, получается, что реальный срок дознания в сокращенной форме может составлять даже 9 суток, а не 12, как мы указывали ранее.

Отметим, что в первоначальном варианте законопроекта содержалось положение о том, что неявка защитника для вручения обвинительного постановления в установленный в уведомлении срок не препятствует дальнейшему производству по уголовному делу с применением сокращенной формы. В Законе же закреплена норма, имеющая противоположный смысл (ч. 5 ст. 226.7 УПК РФ).

Следует признать, что решение проблемной ситуации, предложенное в законопроекте, гораздо ближе к истине. Неконструктивная позиция адвоката-защитника может поставить под угрозу реализацию процедуры сокращенного досудебного производства по делу. Требование об обязательности участия защитника в данном случае выполняется, при этом публичность предварительного расследования не ставится под сомнение. В действительности же, адвокат и обвиняемый получают еще одну возможность изменить правила игры путем затягивания процесса ознакомления с материалами дела.

Противоречия в процедуре доказывания

Суть сокращенной процедуры заключается в сокращении объема процессуальных действий, в том числе следственных и, соответственно – доказывания. Доказыванию при производстве дознания в сокращенной форме посвящена ст. 226.5 УПК РФ. В первую очередь она устанавливает сокращенный предмет доказывания, который теперь должен ограничиться установлением события преступления, виновности лица, характером и размером причиненного им вреда (ч. 1 ст. 226.5 УПК РФ). Оправданным представляется введение новой системы средств доказывания в виде «специального» (сокращенного) предмета доказывания при ведении дела в сокращенной форме.

Часть 2 ст. 226.5 УПК РФ, устанавливающая обязанность дознавателя произвести только те следственные и иные процессуальные действия, непроизводство которых может повлечь за собой невосполнимую утрату следов преступления или иных доказательств, по нашему мнению, не несет никакой смысловой нагрузки, если толковать ее в контексте ч. 3 ст. 226.3 УПК РФ, позволяющей подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему практически в любой момент отказаться от упрощенной формы дознания. Субъект доказывания неизбежно будет подстраховываться на тот случай, если процесс расследования пойдет по общему порядку.

Часть 3 вышеуказанной статьи разрешает дознавателю не производить следственные и процессуальные действия, направленные на установление фактических обстоятельств, сведения о которых содержатся в материалах проверки сообщения о преступлении, если такие сведения отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ. Отдельно оговаривается правомочие не назначать судебную экспертизу, если до этого было проведено исследование специалиста, и не допрашивать лиц, от которых в ходе проверки сообщения о преступлении были получены объяснения. Зачем нужны эти оговорки, не совсем понятно, так как ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ устанавливается, что полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений ст.ст. 75 и 89 УПК РФ.

Абсолютно бессмысленна и формулировка п. 1 ч. 3 ст. 226.5 УПК РФ, позволяющая не проверять доказательства, если они не были оспорены подозреваемым, его защитником, потерпевшим или его представителем. Это положение Закона может стать потенциальной возможностью обозначенных выше лиц в любой момент полностью «свернуть» сокращенное дознание.

Выводы

Можно сказать, что новый Закон содержит ряд важных и небесспорных нововведений в области доказательственного права. В Законе имеет место попытка пересмотреть традиционную – следственную парадигму доказательства и доказывания (в частности, допустимости, достаточности доказательств, способов доказывания, проверки доказательств и проч.).

При осуществлении производства в сокращенной форме допускается договорной способ установления фактов по делу. Предполагается уравнивание в доказательственном значении материалов доследственной проверки (объяснений, акта специалиста) с «настоящими» доказательствами (ч. 1.2 ст. 144, ч. 4 ст. 226.5 УПК РФ). Обвинение может основываться на материалах, полученных путем проведения «проверочных действий», то есть в ходе так называемой доследственной проверки.

Следственные действия получают вообще субсидиарное значение в доказывании. Так, следственный способ собирания доказательств обязателен только для получения показаний подозреваемого – в ходе его допроса, так как ст. 226.4 УПК РФ говорит именно о допросе подозреваемого. Тем самым отходит на второй план допустимость, приоритетное значение имеют относимость и достоверность сведений: неважно, каким путем получено доказательство, если его достоверность не подвергается сомнению участниками процесса.

По сути, произошло некоторое слияние дознания и предварительной проверки по сообщению о преступлении. Таким образом, речь здесь идет о «перепрыгивании через ступень», когда формирование системы доказательств и оформление материала происходит в рамках одного правового режима, а не в двух разных по форме и временному интервалу, как это имело место быть до недавнего времени.

Но эта попытка чревата недоразумениями. Получаются две системы доказательств и две модели доказывания: одна – для сокращенного уголовного судопроизводства, другая – для обычного порядка, однако грань между этими системами практически стерта. В этом контексте логика Закона не ясна, ведь если установление обстоятельств преступления и собирание доказательств происходит еще на стадии предварительной проверки, то зачем же следует ограничивать перечень процессуальных действий, производимых до возбуждения уголовного дела? К чему все эти ограничения на получение сведений об обстоятельствах дела, если дознание и предварительную проверку предлагается совместить?

В таких условиях существование института возбуждения уголовного дела теряет всякое логическое основание.

Представляется, что идея сокращенного дознания в целом вряд ли способна кардинально решить проблему без полной ликвидации формального разделения на процессуальную и непроцессуальную деятельность на досудебных стадиях процесса путем удаления из ткани отечественного уголовно-процессуального права института возбуждения уголовного дела.

Следовало бы слить всю эту деятельность в единый правовой механизм – «полицейское дознание». Идеология этого производства выражается следующими понятиями: «сделка с правосудием», договорной способ установления фактов, конвенциональная истина, целесообразность, быстрота производства.

В обмен на добровольный отказ от традиционной формы мы получаем выигрыш во времени, экономии сил и средств. Это альтернативный, договорной способ разрешения уголовно-правового конфликта. Стороны имеют право прибегать к нему, у них должно быть право отказаться от обычной уголовно-процессуальной формы и от обычного набора гарантий.



Автор: Руководитель Центра от 10.04.2013   |  Оценка  




 
  



Также читайте следующие новости




















Связанные статьи
Организация отказалась от товарного знака / Хозяйство выплачивает работникам зарплату собственной продукцией. Возникает ли база по НДС в данном случае? / У хозяйства есть партнеры за рубежом. Можно ли учесть при расчете налога на прибыль стоимость телефон
На земельном участке незаконно возведено сооружение. Какие исполнительные действия помогут его освободить
В случае повреждения вагонов вплоть до их списания компания, которая пользовалась ими, не должна платить владельцу штраф за простой
Как провести слияние ООО
Право собственности на недвижимость можно будет зарегистрировать по интернету
Зарубежный опыт. Обзор налогового законодательства
Защита прав пациентов. Компенсация вреда от врачебной ошибки.
Защита прав медицинских организаций.
Как исправить существенные ошибки
ВАС РФ решил бороться с тотальным оспариванием сделок банкрота
Арбитражные суды смогут передавать исполнительные листы напрямую приставам
Доказывание в суде апелляционной инстанции
Отказ в приеме на работу. Как обосновать причины такого решения в суде
В списке участников собрания два адреса одного акционера. Направить уведомление можно по любому из них
В отношении печного топлива акциз уплачивается не всегда
Новые требования к in-house юристам. Какие навыки помогут найти работу даже в условиях конкуренции
Предметная иерархия нормативных правовых актов. Два различных подхода судов
Когда юрист, бухгалтер и финансист не могут понять друг друга
Неустойка по договору не облагается НДС
Переговоры с более сильным контрагентом. Как при заключении договора отстоять интересы компании

Вы не можете комментировать!
CMS Status-X