<< Декабрь 2018 >>
  Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
>  26  27  28  29  30 1 2
> 3 4 5 6 7 8 9
> 10 11 12 13 14 15 16
> 17 18 19 20 21 22 23
> 24 25 26 27 28 29 30
> 31  1  2  3  4  5  6

Атака на бренд компании. Как помешать конкуренту обрушить успешный товарный знак


Задача:
компания получила от незнакомого ей лица претензию о том, что бренд компании нарушает права этого лица. Основания для серьезных опасений нет: бренд компании зарегистрирован в качестве товарного знака. Необходимо оценить правовые риски и решить, какой должна быть реакция компании на претензию.

Решение:
даже если на первый взгляд оснований для опасений нет, к претензии стоит отнестись максимально серьезно. За ее неизвестным автором могут стоять серьезные конкуренты, а сама претензия может быть только началом продуманной масштабной атаки на бренд, способной нанести компании огромные убытки.

Н е секрет, что в борьбе за потребителя решающую роль играет бренд. Именно поэтому успешный бренд может подвергаться нападкам со стороны различных «интеллектуальных диверсантов» – конкурентов, так называемых бренд-троллей и иных лиц. Как правило, у каждой из этих групп свои интересы: тролли хотят обогатиться за счет компании, конкуренты – снизить ее продажи и, возможно, даже удалить компанию с рынка. Несмотря на разницу в целях, конкуренты и тролли, атакуя успешный бренд, могут прибегать к одним и тем же мерам с некоторыми особенностями (см. таблицу). Основная разница между схемами действий бренд-троллей и конкурентов – в масштабе атаки и в результатах ее воздействия на бизнес компании. Действия троллей не способны нанести компании такой экономический ущерб и так серьезно воспрепятствовать ее работе, как действия конкурентов. Но не всегда есть возможность при первых же сигналах о том, что бренду компании грозит опасность, разобраться, кто стоит за претензиями – тролль или серьезный конкурент. Это связано с тем, что непосредственные действия, связанные с атакой на бренды, обычно осуществляются через подставных лиц, фирмы-пустышки, и, чтобы разобраться в истинной картине, требуется какое-то время. Поэтому к любым поступающим в адрес компании претензиям, касающимся ее товарных знаков, лучше относиться очень внимательно, даже если на первый взгляд эти претензии кажутся абсурдными и бесперспективными. Очень часто конкуренты и не рассчитывают на юридический выигрыш спора, а преследуют совершенно иные цели. Эта статья о том, как отличить атаки конкурентов от малоопасных претензий бренд-троллей и как защититься от тех и других.

Атака бренд-троллей: оснований для серьезных опасений нет

Цель троллей: вынудить компанию заплатить за использование ее же бренда

Особенности: тролли не настроены на серьезную дорогостоящую борьбу и рассчитывают в основном на внесудебный порядок урегулирования спора. Компанию пытаются просто «взять на испуг»

Бренд-троллями (или бренд-сквоттерами) называют мелкие компании и частных лиц, которые тем или иным способом получают в собственность множество товарных знаков и знаков обслуживания. Цель не в дальнейшем их самостоятельном использовании для производства товаров и услуг, а в продаже заинтересованным компаниям по завышенной цене или в получении компенсации от правообладателя похожего обозначения. Как правило, сейчас атаки бренд-троллей направлены на малый и средний бизнес, не имеющий серьезной юридической поддержки, но иногда их жертвами становятся и более крупные компании.

Схема действий, характерная для троллей. Вариант, распространенный несколько лет тому назад: бренд-тролли регистрировали на территории России права на товарные знаки, которые уже использовались в других странах, но еще не были введены в оборот в России, и, когда иностранный правообладатель пытался выйти со своим товаром на наш рынок, он сталкивался с тем, что на этой территории права на его товарный знак принадлежат другому лицу. Другой вариант: товарный знак зарегистрирован за правообладателем в России, но долгое время не использовался здесь. Воспользовавшись этим, бренд-тролли добивались прекращения правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования (в действующем законодательстве такая возможность предусмотрена в статье 1486 ГК РФ), после чего регистрировали его на себя. Соответственно, первоначальному правообладателю тоже приходилось выкупать права на свой же знак.

Не обошло это явление и российских производителей товаров и услуг. Тролли регистрируют (или приобретают у других лиц) целый ряд удачных с коммерческой точки зрения обозначений, которые могут представлять интерес в качестве бренда в той или иной сфере. Это своего рода «заготовка про запас». После этого остается дождаться, когда потенциальная жертва приступит к разработке и выпуску на рынок продукции, содержащей похожее обозначение. Затем, угрожая иском или сразу обращаясь в суд, бренд-тролли требуют возмещения убытков за несанкционированное использование своей интеллектуальной собственности и выплаты отступных либо угрожают оспариванием регистрации товарного знака компании-жертвы (если она зарегистрировала свои права), ссылаясь на свой приоритет и схожесть товарных знаков до степени смешения. Обычно бренд-тролли активизируются не на начальном этапе выпуска продукции, содержащей зарегистрированные элементы, а когда этот выпуск наберет обороты и сворачивание проекта чревато убытками. Они пытаются сыграть как раз на том, что в глазах производителя на этом этапе выплата отступных троллю может показаться лучшим выходом, чем риск необходимости отзывать весь товар и менять товарный знак.

Примеры троллинга. Один из самых известных случаев бренд-троллинга произошел в России в начале 2000-х годов с брендом STARBUCKS (сеть кофеен). Одноименная американская компания еще в 1990-х годах зарегистрировала свой товарный знак в России, но на наш рынок тогда так и не вышла. Это позволило некой российской компании через несколько лет добиться в Роспатенте аннулирования товарного знака в связи с его неиспользованием. После этого третья компания (ООО «Старбакс») формально на законных основаниях в 2004 году зарегистрировала свои права на товарный знак со словесным элементом «STARBUCKS» и изобразительным элементом, похожим на тот, под которым американская компания STARBUCKS работала во всем мире с 1971 года. Правда, в результате американской компании удалось вернуть свой бренд, добившись решения Палаты по патентным спорам о признании недействительной регистрации данного товарного знака за российской компанией, и отстоять это решение в арбитражном суде (дело № А40-11022/06-26-113), потом снова зарегистрировать товарный знак на себя. Суд учел, что обозначение «STARBUCKS» приобрело устойчивую связь у потребителя с американской компанией. Пунктом 3 статьи 6 Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20.03.1883 предусмотрена возможность признания недействительной регистрации товарных знаков, если они могут ввести в заблуждение. Старый Закон РФ «О товарных знаках <…>», как и статья 1483 ГК РФ, запрещают регистрацию обозначений, являющихся ложными или способными ввести в заблуждение о товаре или его изготовителе. Однако наличие регистрации за другим лицом (ООО «Старбакс») около трех лет сдерживало выход американской компании на российский рынок.

В последние годы бренд-троллинг в отношении известных во всем мире иностранных брендов почти исчез. Но в то же время стали появляться новые формы этого явления. Например, в начале 2013 года целому ряду российских производителей молочных продуктов поступили письма от одной и той же фирмы, которая сообщала о том, что она подала заявки в Роспатент о регистрации прав на товарные знаки по 29 классу Международной классификации товаров и услуг, предназначенной для регистрации товарных знаков (далее – МКТУ), в позициях «сгущенное молоко», «сметана», «ряженка» и «простокваша». Заявки были поданы в отношении реальных известных брендов, уже используемых производителями молочных продуктов. Позиция фирмы базировалась на изменениях МКТУ, вступивших в силу с 01.01.13. Дело в том, что в прежней редакции МКТУ не было самостоятельных базовых номеров, идентифицирующих в качестве отдельных товаров сгущенное молоко, сметану, ряженку и простоквашу. В отношении этих продуктов правообладатели регистрировали свои товарные знаки по 29 классу МКТУ просто как на «молочные продукты». По мнению фирмы, разославшей письма правообладателям, после появления вышеуказанных товарных позиций в 29 классе МКТУ под самостоятельными номерами прежние регистрации товарных знаков по этому классу под общим наименованием «молочные продукты» уже не распространяются на сгущенное молоко, сметану, ряженку и простоквашу – в отношении них требуется самостоятельная регистрация. Подав заявки от своего имени в первый рабочий день 2013 года (то есть, по ее мнению, получив приоритет), фирма предложила правообладателям переуступить права на эти заявки (разумеется, за вознаграждение). Вряд ли компании-производители действительно рискуют потерять свои бренды (см. комментарий), но этот пример показывает, что такое явление, как бренд-троллинг, по-прежнему существует.

Атака конкурентов: возможны серьезные убытки, вплоть до полной потери бренда

Цель конкурентов: захватить бренд компании или вытеснить с рынка ее товары под соответствующим брендом

Особенности: конкуренты готовы к длительной и дорогостоящей борьбе с привлечением возможностей не только Роспатента и судов, но и ФАС, а также правоохранительных органов

Если бренд компании атакует конкурент, то его цель – заполучить права на этот бренд для дальнейшего использования в своем бизнесе или просто обрушить его. Конкуренты стараются совсем вытеснить компанию с рынка, не дав ей возможность реализовывать производимые товары или услуги, либо просто выиграть время (обеспечить отсутствие товаров компании на рынке хотя бы в течение какого-то периода). С этой целью конкуренты могут предпринять даже действия, заранее проигрышные. То есть компания-жертва имеет хорошие шансы защитить свои права в суде, найти поддержку в антимонопольных органах и т. д. Но все это потребует времени, поэтому, несмотря на формальный проигрыш, основная задача конкурента будет выполнена, а компания-жертва за то время, пока ее товары были вытеснены с рынка, может понести серьезные убытки.

Схема действий, характерная для конкурентов. Конкуренты не ограничиваются обращением только в Роспатент и суд, они могут использовать также иные возможности – заявления в антимонопольные и правоохранительные органы. Как правило, перед тем, как вступить в борьбу, конкуренты регистрируют сходное или тождественное обозначение (или приобретают права на уже существующее обозначение), с помощью которого впоследствии инициируют разбирательства против компании.

Пример бренд-войны с конкурентом. В 2005 году масштабной атаке подвергся очень успешный на тот момент водочный бренд «Гжелка». Торгово-промышленной группе «Кристалл» (далее – ТПГ «Кристалл») принадлежало несколько товарных знаков со словесным обозначением «Гжелка», зарегистрированных в отношении алкогольных и безалкогольных напитков. Два из этих товарных знаков были комбинированными, так как помимо словесных обозначений они содержали также изображение птицы, выполненное в стиле гжельской росписи. Исходное изображение – рисунок «Птица Гжели» – было создано еще в 1984 году в порядке выполнения служебного задания одним из художников производственного объединения «Гжель». В 1991 году это объединение по договору уступило имущественные права на использование данного произведения ТОО «Гжелка», правопреемником которого стало ООО «Гжелка». Впоследствии контроль над ООО «Гжелка» (очевидно, именно в целях атаки на одноименный бренд) приобрел другой производитель водки – конкурент ТПГ «Кристалл». В результате ООО «Гжелка» предприняла целый ряд активных действий по лишению ТПГ «Кристалл» прав на все товарные знаки со словесным обозначением «Гжелка», как содержащие изобразительный элемент, так и без него. В первом случае основанием решения Палаты по патентным спорам стало использование в товарных знаках фрагментов произведений искусства без согласия обладателя авторского права – ООО «Гжелка», что противоречило требованиям абзаца 4 пункта 2 статьи 7 действовавшего тогда Закона РФ «О товарных знаках <…>». Сейчас аналогичный запрет на использование в товарном знаке обозначений, тождественных произведению искусства или его фрагменту без согласия правообладателей, закреплен в подпункте 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ. ТПГ «Кристалл» не удалось оспорить эти решения в суде (постановления ФАС Московского округа от 17.02.06 по делу № А40-2189/05-83-203, от 20.04.06 по делу № А40-43414/05-110-337). Также не удалось оспорить подозрительный договор о передаче прав на использование рисунка, на который ссылалось ООО «Гжелка». Хотя имелись основания считать этот договор противоречащим закону, выиграть дело компании помешали формальные причины (постановление ФАС Московского округа от 09.08.05 по делу № А41-К1-878/05). При этом в спорах с Роспатентом компания не смогла доказать легальность использования данного изобразительного элемента в собственных товарных знаках: ранее у нее был заключен договор с ТОО «Гжелка», но его срок истек еще в 1993 году. Кроме того, в этих спорах большое значение имели вопросы о применении срока давности для подачи ООО «Гжелка» возражений против регистрации товарного знака, а также о том, какую редакцию Закона РФ «О товарных знаках <…>» следовало применить. Но в этих вопросах позиция судов оказалась не в пользу ТПГ «Кристалл».

Для отмены регистрации тех товарных знаков, которые содержали лишь словесные обозначения «Гжелка», были выдвинуты другие причины: спорное обозначение может вводить потребителей в заблуждение относительно местонахождения изготовителя и производства товаров (п. 3 ст. 6 Закона РФ «О товарных знаках <…>»), так как это обозначение совпадает с географическим наименованием реки Гжелка в Раменском районе Московской области. Действующее законодательство тоже не допускает регистрацию в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, характеризующие товары (в том числе указывающих на место производства), а также являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя (подп. 3 п. 1, подп. 1 п. 3 ст. 1483 ГК РФ). В отличие от ситуации с комбинированными знаками эти решения Палаты по патентным спорам удалось оспорить в суде, причем в одном деле ТПГ «Кристалл» для этого пришлось дойти до надзорной инстанции (постановления Президиума ВАС РФ от 09.10.07 № 15006/06, ФАС Московского округа от 12.04.06 по делу № А40-26356/05-27-93). Компания доказала, что оспариваемое обозначение приобрело вторичное значение (опрос показал, что у большинства респондентов оно ассоциируется с водкой, а не с названием реки), поэтому его использование не может восприниматься как указание на реальное место производства товара и нахождения изготовителя.

Параллельно с упомянутыми выше разбирательствами ООО «Гжелка» добилось судебного запрета ТПГ «Кристалл» использовать спорное изображение, а также его элементы на этикетках, размещаемых на алкогольных напитках (дело № А40-33387/05-67-244), зарегистрировало на себя товарные знаки «Гжелка» и «Птица Гжель» и добилось конфискации у дистрибьюторов ТПГ «Кристалл» продукции, маркированной данными обозначениями. Это стало возможным в результате обращения в ГУВД и привлечения дистрибьюторов к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ за незаконное использование товарного знака (постановление ФАС Московского округа от 05.05.06 по делу № А40-69248/05-84-570).

В итоге ТПГ «Кристалл» удалось частично защитить права на свою торговую марку, хотя в отношении нее пришлось провести ребрендинг. Но главное, за период этой «войны» водка «Гжелка» потеряла принадлежавшее ей ранее первое место в сегменте дешевой водки.

Пример препятствий в освоении нового рынка. Конкуренты способны не только обрушить бренд компании, они могут помешать ей выйти на новый рынок со своим товарным знаком. Примером может служить случай со швейцарской компанией «Штадлер Форм Актиенгеселлшафт» (далее – «Штадлер Форм»), которую автор представлял в споре по защите ее бренда STADLER FORM. Эта компания существует с 1998 года, производит бытовую технику и поставляет свою продукцию в несколько стран мира. Отдельные поставки в Россию компания начала в 2005 году, однако регистрация ее товарного знака со словесным обозначением «STADLER FORM» состоялась лишь в 2009 году с конвенционным приоритетом от 25.02.09. К этому моменту в России был зарегистрирован похожий товарный знак – «STAHLER» (в том числе по классу МКТУ для электротехники) с более ранним приоритетом от 03.11.05. Когда компания «Штадлер Форм» активизировала свою деятельность на территории России, некая компания, инкорпорированная на Кипре, приобрела исключительные права на товарный знак «STAHLER» и на основании его схожести с товарным знаком «STADLER FORM» добилась признания недействительной регистрации товарного знака швейцарской компании (постановление ФАС Московского округа от 07.12.12 по делу № А40-37701/12-5-343, определение ВАС РФ от 27.03.13 № ВАС-3082/13). Кроме того, кипрская компания добилась запрета для компании «Штадлер Форм» использовать словесное обозначение «STADLER FORM» для маркировки вводимых в гражданский оборот товаров, однородных товарам 11 класса МКТУ (решение Арбитражного суда г. Москвы от 19.11.12 по делу № А40-6523/2012), а также потребовала от розничных сетей прекратить продажу техники под спорным брендом.

В дальнейшем компании «Штадлер Форм» удалось добиться досрочного прекращения правовой охраны товарного знака «STAHLER» в связи с его неиспользованием (правда, для этого пришлось обращаться в суд, потому что Роспатент сначала отказал по формальным основаниям). Эта победа позволила отменить решение о запрете компании «Штадлер Форм» использовать словесное обозначение «STADLER FORM» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.03.13 по делу № А40-6523/2012). Кроме того, компания «Штадлер Форм» обратилась в антимонопольный орган, и в апреле 2013 года комиссия ФАС России признала действия кипрской компании по приобретению и использованию исключительных прав на товарные знаки «STAHLER» недобросовестной конкуренцией на рынке бытовой техники (ч. 2 ст. 14 Федерального закона от 26.07.06 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», далее – закон о защите конкуренции).

Хотя прямых доказательств этому нет, похоже, что все эти действия были инициированы через кипрскую компанию другим известным производителем бытовой техники, чтобы помешать выходу компании «Штадлер Форм» на российский рынок.

Меры по защите бренда от конкурентов

Возможные контрмеры: атаку на бренд эффективнее предотвращать, чем останавливать в процессе. Компания может использовать те же правовые инструменты, к которым прибегают конкуренты

Особенности: важно действовать на опережение, чтобы вовремя блокировать очередной ход оппонента

Итак, наиболее опасными для бизнеса являются атаки на бренд со стороны конкурентов. Претензии брэнд-троллей не влекут за собой для компании существенных убытков и, как правило, не требуют серьезных сил и средств для защиты ее интересов. Но это не значит, что с атаками конкурентов невозможно бороться – своевременные контрмеры могут дать хорошие результаты.

Потенциально опасные ситуации. Прежде всего необходимо выделить потенциально опасные для бренда компании ситуации, чтобы при их возникновении быть начеку. К таким ситуациям можно отнести, во-первых, уход из бизнеса одного из партнеров, который самостоятельно начинает аналогичный бизнес (и, соответственно, заинтересован в получении прав на бренд, под которым он раньше работал, или в обрушении этого бренда), во-вторых, конфликт с конкурентом, в-третьих, освоение компанией новых рынков сбыта. В подобных ситуациях очень важно вести мониторинг товарных знаков, похожих на товарный знак компании (не только новых, но и давно существующих), потому что именно они могут стать инструментом для атаки на бренд компании.

Борьба с «опасными» товарными знаками. Обнаружив товарный знак, который может быть использован против бренда компании, необходимо подать возражения о правомерности его регистрации. Для этого нужно доказать свою заинтересованность и привести доводы, подтверждающие, что регистрация знака неправомерна (ст. 1512, 1513 ГК РФ), – например, потребители вводятся в заблуждение. Еще один вариант – обращение в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о досрочном прекращении действия товарного знака в связи с его неиспользованием (ст. 1486 ГК РФ). Однако это правило работает лишь в отношении знаков, зарегистрированных три и более лет тому назад, потому что в соответствии со статьей 1486 Гражданского кодекса правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие его неиспользования непрерывно в течение любых трех лет после его государственной регистрации.

Если лицо, предъявившее претензии компании-жертве, обладает правами на несколько похожих товарных знаков с разными сроками регистрации, целесообразным может быть прекращение действия одного из них – самого раннего. Тогда в споре с этим лицом можно будет заявить в оправдание правомерности использования своего бренда довод о том, что это использование началось раньше приоритета оппонента. Это наглядно демонстрирует следующий пример. Компания производила укрывное сельскохозяйственное полотно, используя для его обозначения товарный знак «Агротекс». Реклама этого товара размещалась на сайте другой компании. Рекламораспространителю был предъявлен иск с требованием прекратить незаконное использование товарного знака «Агротекс» и взыскать компенсацию 1 млн рублей. Истцом выступила третья компания, которая являлась правообладателем двух товарных знаков со словесным обозначением «Агротекс». Один был зарегистрирован в отношении товаров 17 класса МКТУ (пленки пластмассовые, волокна пластмассовые, текстильные изоляционные материалы, изоляционные ткани), другой – в отношении товаров 24 класса МКТУ (материалы нетканые текстильные, материалы пластмассовые, материалы текстильные, сетки противомоскитные). У первого товарного знака дата приоритета была с 1997 года, у второго – с 2009 года. Производитель товаров, рекламируемых на сайте ответчика, выступал в деле третьим лицом. Узнав о претензиях, это третье лицо подало в Роспатент заявку о досрочном прекращении товарного знака истца в связи с его неиспользованием: удалось доказать, что продукция, производимая истцом, соответствовала не 17, а 24 классу МКТУ, следовательно, истец в действительности использовал только второй, более поздний товарный знак. Роспатент это заявление удовлетворил, что позволило третьему лицу заявить в споре, рассматриваемом в арбитражном суде, о своем праве преждепользования. У него имелись доказательства использования обозначения «Агротекс» в собственном производстве и известности этого обозначения в обороте до приоритета истца по единственному оставшемуся у него товарному знаку (эти доказательства относились к 2006 году). Согласно позиции ВАС РФ, если использование обозначения началось и стало известным в обороте до даты приоритета товарного знака, такое использование не может быть признано нарушением исключительных прав на товарный знак (постановление Президиума ВАС РФ 14.03.06 по делу № 13421/2005). В результате в иске было отказано (решение Арбитражного суда Тульской области от 23.06.11 по делу № А68-9125/10).

Еще одна эффективная мера – обращение в антимонопольный орган с заявлением о признании действий конкурента по приобретению прав на сходный товарный знак или по регистрации сходного товарного знака актом недобросовестной конкуренции (ч. 2 ст. 14 закона о защите конкуренции). Соответствующее решение антимонопольного органа будет правовым основанием для признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку оппонента (ч. 3 ст. 14 закона о защите конкуренции, подп. 6 п. 2 ст. 1512 ГК РФ). Однако в случае с бренд-троллингом эта мера неэффективна, поскольку тролли не производят никакой продукции и антимонопольный орган не сможет установить конкурентные отношения.
Внимание: в судебном споре по поводу прав на товарный знак аргумент о недобросовестной конкуренции оппонента сработает только при наличии решения ФАС, подтверждающего, что регистрация оппонентом прав на товарный знак нарушает часть 2 статьи 14 закона о защите конкуренции (п. 63 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 26.03.09 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой ГК РФ»). То есть выдвинуть в суде аргумент о недобросовестной конкуренции, не обращаясь до этого в ФАС, не получится. А вот для аргумента о злоупотреблении правом (ст. 10 ГК РФ) предварительное решение ФАС не требуется.



Автор: Руководитель Центра от 31.05.2013   |  Оценка  




 
  



Также читайте следующие новости




















Связанные статьи
Принесение жалоб и представлений в суд апелляционной инстанции
Право собственности на недвижимость можно будет зарегистрировать по интернету
Неустойка по договору не облагается НДС
Представительство по новым правилам. Что изменить в оформлении доверенностей к сентябрю
Установлена презумпция достоверности данных ЕГРЮЛ
Применение кассового метода в бухучете: плюсы и минусы
«Аренда» персонала в Европе. Когда заемный работник пользуется теми же льготами, что и штатный
Отказ в приеме на работу. Как обосновать причины такого решения в суде
Штатный юрист выиграл спор. Как его премировать за счет проигравшей стороны
Переговоры с более сильным контрагентом. Как при заключении договора отстоять интересы компании
Чужой товар выпущен под брендом, сходным с товарным знаком компании. В суде удалось взыскать компенсацию
Споры с контрагентом в международном коммерческом арбитраже. Непривычные нюансы судебной процедуры
фармацевтическое и медицинское право
Споры с работниками. Как доказать обратное?
Новые требования к in-house юристам. Какие навыки помогут найти работу даже в условиях конкуренции
Организация отказалась от товарного знака / Хозяйство выплачивает работникам зарплату собственной продукцией. Возникает ли база по НДС в данном случае? / У хозяйства есть партнеры за рубежом. Можно ли учесть при расчете налога на прибыль стоимость телефон
Решения, принимаемые судом апелляционной инстанции
Продажа тура в рассрочку. Налогооблагаемый доход при «упрощенке»
Федеральная служба по финансовым рынкам упраздняется
Предметная иерархия нормативных правовых актов. Два различных подхода судов

Вы не можете комментировать!
CMS Status-X