<< Ноябрь 2017 >>
  Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
>  30  31 1 2 3 4 5
> 6 7 8 9 10 11 12
> 13 14 15 16 17 18 19
> 20 21 22 23 24 25 26
> 27 28 29 30  1  2  3

«Реституция не так страшна, чтобы от нее отказываться»


О планируемых изменениях в Гражданский кодекс РФ, касающихся сделок, рассказывает один из разработчиков проекта изменений в ГК РФ, к. ю. н., руководитель аппарата ВАС РФ, Андрей Владимирович Егоров.

– Вы только вернулись с Международного юридического форума. Как Вы оцениваете обсуждение проблем, связанных с принятием нового ГК РФ?

– Как оцениваю? Безусловно, такое обсуждение – очень полезно. Однако в этом году все прошло как-то, если не гладко, то очень академично. Вот в прошлом году была довольно серьезная «оппозиция», потому, видимо, и обсуждение получилось продуктивным. Я думал, при обсуждении проблем в секции, посвященной судебному усмотрению, будет «горячо», ведь не только на различных юридических форумах, но и в печати нас критикуют весьма активно (дескать, у Высшего арбитражного суда «зуд» нормотворчества и т. п.). Мы специально организовали эту секцию, намереваясь дать разъяснения позиции ВАС РФ. Но так называемое «нормотворчество» Высшего арбитражного суда – это не наше изобретение. По этому пути идет вся Европа, не говоря уже про Америку. Особенно хотелось высказаться по новым поправкам, которые были внесены в ГК РФ. Но широкой дискуссии не получилось. К сожалению.

– Большие изменения претерпел раздел о сделках…

– Да, но надо сказать, что и работа велась очень масштабная. Я принимал участие в работе группы, занимающейся общими положениями, которую возглавлял Вениамин Федорович Яковлев. И поскольку я в научном плане специализируюсь на проблемах сделок, имел возможность приложить все свои знания по этим вопросам. Поэтому я могу объяснить практически любую вещь, вошедшую в Кодекс с нашей подачи. Свои мотивы – почему так, а не иначе – мы изложили в проекте Концепции развития гражданского законодательства (далее – Концепция). У нас же многие законы принимают без объяснения их назначения и смысла. Как следствие – масса вопросов. Мы же сразу решили объяснить мотивы. Например, почему подлежит изменению ст. 178 ГК РФ по сделкам, совершенным под влиянием заблуждения, что там надо поменять, какие идеи заложены в предлагаемых изменениях...

– А насколько для практиков важна Концепция?

– Очень важна! К сожалению, ее проект не был представлен для широкого обсуждения. Он был опубликован только в Вестнике ВАС весной 2009 года. В последующем Концепция была принята, но в сокращенном виде. Там остались только положения, касающиеся того, что нужно поменять. Но ведь самое главное – зачем, почему, какая цель таких изменений! Вот мотивы-то и не вошли в принятую часть. Недаром и председатель ВАС РФ в своих выступлениях на различных совещаниях судей неоднократно подчеркивает значение Концепции и постоянно рекомендует правоприменителям для уяснения тех норм, которые сейчас принимаются по частям, обращаться к мотивам, содержащимся в проекте Концепции. Кстати, это не просто совет судьям. Многие вещи из проекта в своей практической деятельности активно применяет Президиум ВАС РФ. Например, это и проблема защиты добросовестного залогодержателя, и возникновение залога при передаче вещи в залог неуправомоченным лицом, и допущение представителем совершения сделок в отношении себя лично, и многое другое. Раньше сделки, совершенные представителем в отношении себя, считались ничтожными. Президиум ВАС РФ еще в 2009 году изменил такую практику в сторону оспоримости. Теперь эта ситуация получила закрепление в ГК РФ (п. 3 ст. 182).

– Значит, сделка, противоречащая закону, теперь является оспоримой. В связи с чем такой разворот? Теперь надо потрудиться, чтобы доказать ничтожность сделки…

– На самом деле – это хорошо и для участников оборота, и для самого имущественного оборота. Ведь раньше «обрушить» сделку не составляло особого труда. В результате такая неопределенность сильно сказывалась на стабильности оборота. Таким «обрушением» часто занимались недобросовестные участники, чтобы уйти от способов обеспечения исполнения обязательств и т. д. На самом деле признавать недействительными надлежит только те сделки, которые грубо нарушают чьи-либо интересы. У нас был сильный крен в пользу того, что любую сделку можно было оспорить под самым разным предлогом. Поэтому одна из главных идей – резко сократить в законе базу для такого легкого признания сделки недействительной. И то, что было сделано со ст. 168 ГК РФ – это воплощение указанной выше идеи. Другое дело, что теперешнее содержание ГК довольно сильно отличается от того, что мы предлагали в свое время в Концепции.

– Что же изменилось?

– Я был сторонником (и это получило закрепление в Концепции) ограничения применения ст. 168 ГК РФ, но не через переворот презумпции с ничтожности на оспоримость, а с помощью некого критерия, объясняющего, какое нарушение закона влечет недействительность сделки. При этом за основу мы брали труды многих цивилистов Европы (немецких, швейцарских, австрийских). Но в итоговом варианте, вошедшем в Кодекс, возобладал другой подход. Надеюсь, сторонники такого подхода объяснят его мотивы и преимущества. Мне такой переворот презумпции довольно сложно объяснить. Раньше этот переворот хотели даже ввести вообще без каких-либо оговорок: сделка является оспоримой, а не ничтожной. И все! В свое время мне удалось донести до коллег, что так поступать нельзя. Я читал отрицательное заключение немецких цивилистов на наш первый проект Концепции, в котором никак не объяснялся переворот презумпции. В этой части я с ними абсолютно согласен. Получается не совсем понятная для оборота ситуация. Например, я продал не принадлежащую мне вещь, которой я к тому же не владею, третьему лицу. Считалось бы, что такая сделка оспорима. По истечении года покупатель смог бы придти и спокойно забрать у собственника эту вещь, поскольку срок для оспаривания сделки был бы уже пропущен! Но это же абсурд! И без того загруженные суды столкнулись бы со шквалом споров. Поэтому в норму ст. 168 ГК РФ и были включены две оговорки о том, что сделка, тем не менее, ничтожна, если она нарушает права и интересы третьих лиц или публичные интересы.

– С интересами третьих лиц понятно. А что означает категория «публичные интересы»?

– В целом, я сторонник того, что не надо изобретать велосипед. При создании проекта Концепции предлагались разные подходы и варианты. Но все склонялись к тому, что надо ввести какой-то ограничитель. Например, существенное нарушение. Мы предложили термин «запрет закона», но он был отклонен, так как многим он показался непонятным. В итоге решено было остановиться на категории «публичные интересы». Теперь остается ждать, каким содержанием эту категорию наполнит судебная практика. Полагаю, что тут надлежит руководствоваться тем, что было давно определено немецкими цивилистами.

– А что предложили немецкие цивилисты?

– Немецкие юристы очень просто объясняют этот, пока непонятный для нас, термин «запрет закона»: если судья видит, что нарушена норма закона, то он должен задуматься – должно ли такое нарушение влечь недействительность сделки или тут должны быть какие-то иные последствия? Кстати, хороший пример, иллюстрирующий проблему, можно привести из нашей практики. Есть закон, запрещающий продавать алкогольные напитки позже 22 часов. Надо задуматься, что имеет в виду законодатель, устанавливая такой запрет? Он имеет в виду недействительность сделки купли-продажи спиртного напитка или административную санкцию? Согласитесь, глупо признавать такую сделку недействительной. Какие тут могут быть правовые последствия? Реституция? Но к моменту признания сделки недействительной спиртной напиток будет уже употреблен. Что возвращать в этом случае? Денежный эквивалент напитка? Вот в таких случаях судья (его правовое мировоззрение) играет очень важную роль. Именно он должен определить последствия исходя из того, что имел в виду законодатель.

– Может, тогда стоит просто принять за основу нормы немецкого Гражданского Уложения?

– Не думаю, что это правильно. У немцев в правовой сфере все слишком усложнено, в том же Гражданском Уложении. Это обусловлено немецким менталитетом. Думаю, нам это совсем не нужно. У них другой уровень правовой культуры. Но все же нам надо двигаться в сторону постепенного усложнения правил имущественного оборота. Ведь мы сейчас сталкиваемся с теми проблемами, которые были продуманы немецкими цивилистами примерно 120 лет назад. Зачем же нам набивать шишки на том, что уже имеет продуманное решение?

Достаточно часто на семинарах повышения квалификации пытаешься донести, как следует решить ту или иную проблему, но в ответ слышишь, что правильно решить ее, опираясь лишь на нормы закона, невозможно. В качестве иллюстрации можно привести пример из постановления Пленума ВАС РФ о поручительстве. Вот исходная ситуация: есть поручитель по обязательству должника в 1 млн руб., и есть кредитор. Поручитель платит кредитору 600 тыс. руб. Соответственно, должник еще должен кредитору 400 тыс. руб. К поручителю переходит право требования к должнику на сумму выплаченных кредитору средств. Сделаю небольшую оговорку: во всех развитых странах законодатель предпринимает меры, чтобы кредитор и поручитель не конкурировали между собой. На этот счет уже появились хорошие исследования, например, Р. Сайфуллина, опубликованное в Вестнике ВАС РФ. В противном случае получается несправедливо: у кредитора право требования на 400 тыс. руб., а у поручителя на 600 тыс. руб. Когда они обращаются к должнику, который имеет всего 200 тыс. руб., то требования кредитора и поручителя будут пропорционально делиться. Вот и у немцев есть на этот случай оговорка – перешедшее к поручителю требование не может быть использовано в ущерб кредитору. Эта оговорка имеет далеко идущие последствия: при банкротстве из денег, которые есть у должника, сначала погашаются требования кредитора, а потом уже поручителя. И такое решение справедливо. Заметьте, у немцев оно действует уже 120 лет. А у нас оно оказалась забытым.

– Таким образом, мы теперь «вспоминаем» забытые подходы?

– В российский Гражданский кодекс 1922 года, созданный по мотивам сильно усеченного ГГУ, не были включены многие важные оговорки, без которых, как видим, стройная и непротиворечивая система рушится. А теперь идет процесс восстановления всего утраченного. И что самое интересное – этот процесс идет «снизу», то есть исходит от самих судов, которые на местах сталкиваются с проблемами. Поскольку в законе ответов нет, ВАС РФ приходится их решать посредством разъяснений в постановлениях Пленума, информационных письмах… В силу сказанного, нам не обойтись без разумных заимствований из близкого нам континентального (прежде всего, немецкого, конечно) законодательства. И это делается исключительно для стабильности оборота. Для практики крайне важна предсказуемость. И в условиях, когда законотворчество не поспевает за развитием имущественных отношений, решений может быть два – либо мы часто меняем закон, либо закон меняем редко, но возникающие пробелы восполняем практикой. Другого выхода нет.

– А почему решили оставить реституцию? Ведь в европейском праве последствием недействительной сделки выступает неосновательное обогащение?

– В момент создания рабочей группы по подготовке проекта Концепции задача была следующая: поменять законодательство не там, где мы можем его поменять, а там, где не можем не поменять. Что касается реституции, то, на мой взгляд, она не так страшна, чтобы от нее отказываться. Она не затрудняет оборот. А вот конфискация, как санкция по ст. 169 ГК РФ – это архаизм, который надо было убирать в первую очередь. Ведь норма ст. 169 ГК РФ фактически судами не применялась. Представьте себе, например, сделка на миллиард и в результате все конфисковывалось. Такого нет даже в уголовном праве! Кстати, вопрос о реституции не так прост. У тех же немцев нет реституции, у них в качестве последствия недействительности сделки выступала двусторонняя кондикция. Но проблема в том, что эти требования рассматривались разными судами. В результате споры из последствий одинаковых сделок решались совершенно по-разному. Поняв это, на смену двусторонней кондикции приходит теория сальдо. Ее суть в следующем: во внимание принимается только ценовая разница. Например, продавец продал покупателю пальто за 5 тыс. руб., которое покупатель, в свою очередь, продал третьему лицу за 6 тыс. руб. При недействительности сделки возвращать придется не все полученное, а только разницу (если она есть). В нашем примере это 1 тыс. руб. Поэтому наша реституция ценна своим двусторонним характером.

– Почему при признании сделки, противоречащей основам правопорядка и нравственности, ГК РФ допускает разные последствия? По общему правилу это реституция, а в случаях, указанных в законе – конфискация. Что это за случаи?

– Таких случаев закон пока не содержит, просто оговорка сделана на будущее. По поводу конфискации как санкции за гражданско-правовое нарушение шли довольно бурные дискуссии. Сначала не хотели от нее отказываться (видимо, было еще сильно наследие прошлого). Но постепенно пришли к осознанию, что это анахронизм. Кстати, развитые иностранные правопорядки прекрасно без этой санкции обходятся. Таким образом, указанная санкция осталась на уровне привязки к закону, которого пока нет. Если законодатель в дальнейшем посчитает, что для каких-то отношений нужна конфискация, он сможет это сделать в отдельном законе.



Автор: Руководитель Центра от 10.07.2013   |  Оценка  




 
  



Также читайте следующие новости




















Связанные статьи
Установлена презумпция достоверности данных ЕГРЮЛ
Решения, принимаемые судом апелляционной инстанции
фармацевтическое и медицинское право
Как провести слияние ООО
«Аренда» персонала в Европе. Когда заемный работник пользуется теми же льготами, что и штатный
Принесение жалоб и представлений в суд апелляционной инстанции
Защита прав медицинских организаций.
Защита прав пациентов. Компенсация вреда от врачебной ошибки.
Чужой товар выпущен под брендом, сходным с товарным знаком компании. В суде удалось взыскать компенсацию
Доказывание в суде апелляционной инстанции
Организация отказалась от товарного знака / Хозяйство выплачивает работникам зарплату собственной продукцией. Возникает ли база по НДС в данном случае? / У хозяйства есть партнеры за рубежом. Можно ли учесть при расчете налога на прибыль стоимость телефон
Штатный юрист выиграл спор. Как его премировать за счет проигравшей стороны
Зарубежный опыт. Обзор налогового законодательства
Неустойка по договору не облагается НДС
Отказ в приеме на работу. Как обосновать причины такого решения в суде
Новые требования к in-house юристам. Какие навыки помогут найти работу даже в условиях конкуренции
В отношении печного топлива акциз уплачивается не всегда
Когда юрист, бухгалтер и финансист не могут понять друг друга
Споры с работниками. Как доказать обратное?
Право собственности на недвижимость можно будет зарегистрировать по интернету

Вы не можете комментировать!
CMS Status-X