<< Апрель 2018 >>
  Пн. Вт. Ср. Чт. Пт. Сб. Вс.
>  26  27  28  29  30  31 1
> 2 3 4 5 6 7 8
> 9 10 11 12 13 14 15
> 16 17 18 19 20 21 22
> 23 24 25 26 27 28 29
> 30  1  2  3  4  5  6

Апелляция в уголовном процессе: спорные вопросы и развитие


Апелляция в уголовном процессе: спорные вопросы и развитие
•    Вправе ли судья-докладчик единолично разрешать ходатайства сторон на стадии назначения судебного заседания
•    В каком случае суд апелляционной инстанции обязан удовлетворить ходатайство о повторном исследовании доказательства, ранее исследованного судом первой инстанции
•    Может ли приниматься во внимание апелляционным судом замена представителя стороны в процессе, их «плохая работа» в суде первой инстанции
Внастоящее время Российской Федерацией осуществляется трехсторонняя программа (с Советом Европы и Европейским союзом) по вопросу возможного использования европейского опыта при введении института апелляции в судах общей юрисдикции России1.
Партнером и участником программы выступает Администрация Президента РФ в лице его Государственно-правового управления. Общей целью проекта является обеспечение в России права на справедливое судебное разбирательство путем совершенствования апелляционного порядка пересмотра судебных постановлений.
В рамках реализации указанной программы в июле текущего года в Калининграде состоялся очередной семинар на тему «Введение апелляционного порядка пересмотра судебных решений по уголовным делам», на котором выступил и ответил на высказанные участниками семинара замечания судья Верховного суда РФ М. С. Шалумов. В статье приведены основные тезисы данного выступления, представляющие интерес, прежде всего, для практиков уголовного процесса.
Необходимо отметить, что на сегодня не по всем проблемам, связанным с применением норм УПК РФ об апелляции, в Верховном суде РФ выработана единая точка зрения и дискуссионные вопросы остаются. Поскольку в данном случае автор выступает не только как судья ВС РФ, но и как ученый, длительное время занимающийся вопросами организации судебной власти и правоохранительной системы, а также проблемами уголовно-процессуального права, то в тех случаях, когда затрагиваются именно такие дискуссионные вопросы, при ответах на них будет делаться оговорка о высказывании автором сугубо личной точки зрения.
Есть смысл напомнить, что с начала августа вступил в силу Федеральный закон от 23.07.2013 № 217-ФЗ2 (далее — Закон № 217-ФЗ). Данный закон был разработан рабочей группой, состоящей из судей и работников аппарата ВС РФ под непосредственным руководством заместителя Председателя ВС РФ, доктора юридических наук, профессора А. А. Толкаченко. Главные причины его инициирования — прогнозирование серьезных организационных сложностей в реализации Федерального закона от 29.12.2010 № 433-ФЗ3, которым в УПК РФ была введена новая гл. 45.1. «Производство в суде апелляционной инстанции» и необходимость оперативного совершенствования правовой базы апелляции.
Вопросы стадии назначения заседания суда апелляционной инстанции
Далее сформулированы позиции автора по проблемам, затронутым выступающими на семинаре, и предложения по их возможному решению.
Оформление апелляционных жалоб. Закон не содержит формализованных требований к изложению апелляционных жалоб, вследствие чего их объем по ряду дел может достигать от 500 до 1000 страниц рукописного текста, выполненного не всегда хорошо различимым почерком и с четко обозначенными основаниями, по которым лицо не согласно с приговором. Жалоба может возрастать ввиду неоднократных дополнений, что существенно затрудняет и затягивает подготовку дела к апелляционному рассмотрению и само рассмотрение дела. Представляется, что необходимо подумать над возможностью жесткой формализации требований к объему и содержанию апелляционных жалоб, создания определенных формуляров, возложения обязанности по их составлению на профессиональных юристов и т. п.
В этой связи было бы целесообразным изучить опыт европейских государств, а также обратить внимание на необходимость более широкого использования судами первой инстанции механизма определения приемлемости апелляционной жалобы с точки зрения ее оформления, субъекта подачи и т. п. (см. ч. 4 ст. 389.6 УПК РФ в ред. Закона № 217-ФЗ).
Автоматизированное распределение дел. Упорядочению рассматриваемой стадии, обеспечению оптимальной нагрузки на каждого судью и разумных сроков судопроизводства, повышению качества апелляционного рассмотрения дел способствовало бы обязательное введение автоматизированной (электронной) системы распределения поступающих дел в судах апелляционной инстанции, включая Верховный суд РФ, что прямо предусмотрено действующим УПК РФ. К тому же, это и серьезная антикоррупционная составляющая, полностью вписывающаяся в комплекс мер, предпринимаемых в последнее время руководством страны по усилению независимости судей, предотвращению оказания на них незаконного воздействия путем неформальных обращений. Тем более что соответствующие программы уже разработаны и апробированы Судебным департаментом при ВС РФ, и с технической стороны наша судебная система готова к этому.
Разрешение ходатайств судьей единолично. Представляется также, что не нужно полностью лишать судью-докладчика права на единоличное разрешение ходатайств сторон на данной стадии, поскольку такие действия судьи могут выступать хорошим «организационным фильтром» в рамках подготовки к судебному заседанию. Если дифференцировать все возможные ходатайства, заявляемые сторонами при подаче жалоб (представлений), то это могут быть:
а) ходатайства организационного характера — о вызове в заседание суда апелляционной инстанции, назначении или замене защитника, обеспечении переводчиком и т. п. Такие ходатайства судья-докладчик, как правило, обязан разрешить сам до начала заседания суда апелляционной инстанции;
б) ходатайства, которые могут быть разрешены судьей-докладчиком без выяснения мнения сторон. Например, заведомо невыполнимые — о назначении не существующей в практике экспертизы или обследовании осужденного с использованием полиграфа, не признаваемого судами научно обоснованной и допустимой экспертизой; о назначении дополнительной или повторной экспертизы, с учетом того, что основания для их назначения прямо указаны в законе;
в) ходатайства, разрешение которых требует обязательного выяснения мотивов заявителя и мнения сторон, в том числе и об изменении меры пресечения осужденному, — в таких случаях судья вправе оставить их без рассмотрения на данной стадии судопроизводства, о чем ему целесообразно указать в описательно-мотивировочной части постановления о назначении судебного заседания, но они подлежат безусловному рассмотрению коллегиальным составом суда апелляционной инстанции. К тому же, во всех указанных случаях стороны не лишены возможности повторно заявить аналогичные ходатайства в судебном заседании. Принимая во внимание данные соображения, разработчики Закона № 217-ФЗ и сам законодатель отказались от идеи исключения п. 2 из ч.1 ст. 389.11 УПК РФ, согласно которой судья-докладчик суда апелляционной инстанции, изучив поступившее уголовное дело, выносит постановление о назначении судебного заседания, разрешая в нем вопросы о вызове в судебное заседание свидетелей, экспертов и других лиц в соответствии с ходатайством стороны, заявленным в жалобе или представлении, если признает данное ходатайство обоснованным.
Избрание меры пресечения. Закон в новой ч. 4 ст. 389.11 УПК РФ дополнительно регламентировал основания и порядок единоличных действий судьи-докладчика по избранию подсудимому или осужденному меры пресечения в виде залога, домашнего ареста или заключения под стражу либо продлению срока домашнего ареста или срока содержания под стражей на стадии назначения судебного заседания. В этой связи п. 4 ч. 1 той же статьи, который обязывал судью-докладчика разрешать в постановлении о назначении судебного заседания вопрос о сохранении, отмене или изменении меры пресечения в отношении подсудимого, осужденного в части заключения под стражу, признан утратившим силу. Представляется, что судье-докладчику при отсутствии оснований для разрешения вопросов, перечисленных в ч. 4, достаточно констатировать в описательно-мотивировочной части постановления о назначении судебного заседания факт наличия у подсудимого, осужденного соответствующей меры пресечения, срок которой позволяет суду апелляционной инстанции приступить к рассмотрению дела4. По такому пути пошли судьи Московского городского, Калининградского и Ленинградского областного, и целого ряда других судов субъектов РФ, есть такая практика и в Верховном суде РФ.
Участие осужденного. Вопросы участия в заседании суда апелляционной инстанции осужденного, содержащегося под стражей, сейчас достаточно четко разрешены в постановлениях Пленума от 27.11.2012 № 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции»5 и от 27.06.2013 № 21 “О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней”»6 (рассмотрение дела в его отсутствие возможно лишь при наличии ясно выраженного отказа). Что касается оправданных, осужденных, не содержащихся под стражей, потерпевших, участие которых в апелляционной инстанции не признано обязательным, то суд апелляционной инстанции должен убедиться, что они надлежащим образом извещены о дате, месте и времени судебного заседания. Участие же в этом заседании — это их исключительное право, которое им никем не может быть навязано.
Вопросы судебного следствия в суде апелляционной инстанции
Автор полностью согласен с мнением национального эксперта Совета Европы А. И. Паничевой о том, что отсутствие обязательной аудиозаписи судебного заседания создает дополнительные сложности для проверки дела вышестоящим судом, порождает ненужные проблемы и конфликты, а также вынужденные ходатайства сторон о повторном исследовании доказательств. Введение такой записи предусматривалось ФЦП «Развитие судебной системы России» на 2007–2012 годы»7. Насколько известно из информаций Судебного департамента при ВС РФ, технически она подготовлена, включая суды апелляционной инстанции. Однако законодательного закрепления до сих пор не получила, и разрешение данного вопроса фактически перенесено в ФЦП на 2013–2020 годы8.
Полагаю, что введение обязательной аудио- видеозаписи судебного заседания как в суде первой, так и в суде апелляционной инстанции, серьезно дисциплинирует судей, потребует от них более тщательной подготовки к процессу, использования для этого типовых программ ведения судебного заседания и проведения отдельных судебных действий9, постоянного изучения закона и практики его применения, и в конечном счете будет способствовать высокой культуре уголовного судопроизводства, исключению фактов грубого нарушения закона, процессуальных прав участников, эффективному устранению судебных ошибок.
Исследование доказательств. Также нельзя не согласиться с А. И. Паничевой и в том, что одним из безусловных оснований для удовлетворения ходатайства стороны о повторном исследовании доказательства судом апелляционной инстанции может признаваться нарушение процедуры исследования данного доказательств в суде первой инстанции. Подобные ситуации имели место в практике 6-го судебного состава Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ. Например, суд огласил показания потерпевшего без согласия стороны защиты, не признав причины его неявки чрезвычайными обстоятельствами, в связи с чем такие показания с соблюдением требований ч. 2 ст. 281 УПК РФ повторно оглашались в заседании Судебной коллегии.
Возможны случаи, когда суд первой инстанции необоснованно ограничвает право стороны на вопросы допрашиваемому, в связи с чем сторона ходатайствует о его повторном допросе в суде апелляционной инстанции. Также представляется, что если показания потерпевшего или свидетеля, не явившихся в судебное заседание по причинам, указанным в п.п. 2–4 ч. 2 ст. 281, были оглашены в установленном порядке в суде первой инстанции, а затем они лично явились в суд апелляционной инстанции, то вряд ли было бы правильным отказывать в ходатайстве стороны об их непосредственном допросе. Вообще, необходимо по результатам обобщения складывающейся судебной практики выявить и составить перечень типичных ситуаций, в которых должно проводиться повторное исследование доказательств, ранее исследованных судом первой инстанции, что позволит унифицировать, обеспечить единообразную практику судебного следствия в апелляции, исключить факты необоснованного отказа в удовлетворении ходатайств сторон.
Таким образом, есть хороший повод вспомнить забытое старое — использование методов программирования, типизации в организации работы судов и правоохранительных органов10.
Говоря о возможности исследования доказательств непосредственно в суде апелляционной инстанции, нельзя не отметить, что для этого должны быть в наличии все условия — как организационные (наличие видеоконференц-связи и т. п.), так и процессуальные. К примеру, при имеющейся разнице во времени между Москвой и Владивостоком или Сахалином, может ли Верховный суд РФ с соблюдением требования о недопустимости производства следственных и судебных действий в ночное время допросить потерпевшего или свидетеля, находящегося во Владивостоке или на Сахалине? А можно ли без ущерба для экономики страны обеспечивать явку таких потерпевших и свидетелей в судебное заседание непосредственно в Москву? Думаю, что вряд ли. Эти примеры еще раз с практической стороны подтверждают неотложную необходимость создания окружного звена судебной системы, более приближенного к субъектам Федерации по территории и временному поясу, и способного обеспечить все условия для эффективного апелляционного и кассационного пересмотра уголовных дел. Высказанная Президентом РФ идея (политическое решение) об объединении двух высших судов страны позволяет решить данную проблему с минимальными финансовыми и организационными затратами. Поскольку система арбитражных судов уже имеет 10 судебных округов, не связанных с административно-территориальным делением страны, с расположенными в них окружными кассационными судами, которые могут быть рассмотрены как единые для судов общей юрисдикции и арбитражных судов кассационные (апелляционные) округа и окружные суды. В качестве другого варианта возможно использование в качестве кассационных (апелляционных) округов для судов общей юрисдикции 7 федеральных округов, образованных по решению Президента РФ.
Злоупотребление правом предоставлять доказательства. С рядом позиций относительно представления доказательств, озвученных выступающими в рамках семинаров, согласиться сложно. Так, например, приходилось слышать мнение о праве адвокатов «из тактических соображений в интересах клиента» оставлять некоторые доказательства для суда апелляционной инстанции. Представляется, что такая тактика противоречит требованиям, предъявляемым Федеральным законом от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»11 и Кодексом профессиональной этики адвоката12, к осуществлению адвокатом защиты обвиняемых по уголовным делам, и может послужить основанием для вынесения судом частного постановления (определения).
В целях ограничения возможностей для подобного злоупотребления сторонами своими процессуальными правами, упорядочения разрешения ходатайств сторон об исследовании новых доказательств судом апелляционной инстанции, обеспечения концептуальных положений о сущности и предназначении апелляции, в Законе № 217-ФЗ (ч. 6.1 ст. 389.13 УПК) закреплено правило, согласно которому доказательства, которые не были исследованы судом первой инстанции (новые доказательства), принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, заявившее ходатайство об их исследовании, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными.
Нет никаких причин считать обоснованными высказывания о том, что если в ходе заседаний судов апелляционной инстанции редко исследуются или вообще не исследуются доказательства, то это означает, что новая апелляция не состоялась, и по существу у нас сохраняется «советская» кассация. По ряду дел, рассмотренных Верховным судом РФ в апелляционном порядке, защитники осужденных заявляли о том, что не имеют претензий к полноте и процедуре исследования доказательств судом первой инстанции, но не согласны с оценкой этих доказательств в приговоре.
Возникают вопросы: для чего в такой ситуации повторно исследовать доказательства? Только ради процесса, чтобы показать всем, что теперь у нас действует апелляция? Разве в таких случаях цели апелляции не могут быть достигнуты за счет изучения, проверки и оценки судом апелляционной инстанции материалов дела и доводов сторон?
Наконец, трудно согласиться с мнением о том, что основанием для повторного исследования доказательств судом апелляционной инстанции является смена защитника: в апелляцию пришел новый адвокат, который считает, что его коллега в суде первой инстанции задал не все необходимые вопросы свидетелю, и требует повторно вызвать и допросить этого свидетеля.
Автору представляется, что если подсудимый не заявлял своему защитнику отвод и его устраивала деятельность защитника в суде первой инстанции, то исходя из позиций ЕСПЧ его замена на более сильного адвоката сама по себе не повод для повторного исследования доказательств.
Пассивность, профессиональная слабость стороны в выполнении своих процессуальных обязанностей (в том числе и государственного обвинителя) в суде первой инстанции не должны компенсироваться процедурой апелляции, это проблемы самой стороны, так как в соответствии с принципом состязательности сторон суд лишь организует процесс, создает условия для сторон, но не может обеспечивать качество их работы. Есть случаи, когда стороны просят в апелляции повторно исследовать какое-либо доказательство только для того, чтобы это сделал сам суд апелляционной инстанции («чтобы Вы сами послушали показания свидетеля», «чтобы Вы сами еще раз услышали выводы экспертов», и т. п.), что никак нельзя признать правильным, отвечающим целям апелляции, интересам обеспечения процессуальной экономии и разумных сроков судопроизводства.
Выслушивание мнения специалиста. Неоднозначным видится и предложение об обязанности суда апелляционной инстанции выслушивать заключение «специалиста» (лица, изучившего с критической точки зрения имеющееся в деле заключение эксперта) для того, чтобы уяснить доводы защиты о недостоверности экспертизы как доказательства обвинения.
Надо особо подчеркнуть, что в смысле положений ст. 58 УПК РФ это не специалист, а всего лишь консультант адвоката, помогающий ему профессионально критиковать заключение эксперта и формулировать доводы в обоснование ходатайства о назначении повторной экспертизы, но сам не проводивший каких-либо экспертных исследований (и не имеющий право их проводить согласно ч. 1 ст. 86 УПК РФ).
С таким положением данного лица никто бы и не спорил, если бы адвокаты после исследования судом его заключения не заявляли, что теперь в деле есть два противоречащих друг другу доказательства — заключение эксперта и «заключение специалиста», и что это обстоятельство является безусловным основанием для назначения судом повторной экспертизы, то есть не создавали так называемую «процессуальную ловушку».
В этой связи хочется напомнить, что в российском уголовном процессе не предусмотрено параллельное адвокатское расследование, обязанность собирания доказательств возложена на органы государства, а стороны вправе участвовать в этом путем заявления соответствующих мотивированных ходатайств. Так что сначала следует определить процессуальный статус указанных «специалистов», а потом уже говорить об основаниях исследования их мнения судом апелляционной инстанции.
Доказательства, полученные до возбуждения уголовного дела. Признание (непризнание) в качестве доказательств объяснений, полученных до возбуждения уголовного дела («явок с повинной», «чистосердечных признаний», носителей информации и т. п.) продолжает оставаться серьезной проблемой, как для суда первой, так и для суда апелляционной инстанции. Однако на этот счет до сих пор нет единой позиции и в Верховном суде РФ13. Вопрос требует дополнительного изучения, при этом должны быть приняты во внимание недавние изменения в ст. 144 УПК РФ14 и связанные с ними изменения ряда других статей (п. 6 ч. 3 ст. 49; ч. 3 ст. 88; ч . 3 ст. 226.5; части 1, 2 ст. 226.9) УПК РФ, а также недавние разъяснения Пленума ВС РФ по данным новеллам.
Так, в соответствии с п. 17 постановления Пленума ВС РФ от 31.10.1995 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (в ред. постановления от 16.04.2013 № 9): «каждое лицо, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы этого лица… При нарушении этого конституционного права все объяснения лица, в отношении которого проводилась проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, а также показания подозреваемого, обвиняемого и результаты следственных и иных процессуальных действий, произведенных с их участием, должны рассматриваться судами как доказательства, полученные с нарушением закона…». В пункте 18 этого постановления указано, что «должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство,.. обязаны разъяснять лицу, в отношении которого проводилась проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ,.. право не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, гарантированное соответствующими нормами УПК РФ. Невыполнение этого требования уголовно-процессуального закона влечет признание объяснений лица, в отношении которого проводилась проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, а также показаний указанных лиц полученными с нарушением закона.».
Вопросы участия прокурора в суде апелляционной инстанции
Как показала практика, определенные сложности при применении новых норм УПК РФ об апелляции возникли у представителей прокуратуры.
Участие надлежащего прокурора.Пункт 1 ч. 1 ст. 389.12 УПК РФ устанавливает обязательное участие в судебном заседании государственного обвинителя и (или) прокурора, за исключением уголовных дел частного обвинения (кроме случаев, когда уголовное дело было возбуждено следователем или дознавателем с согласия прокурора).
Представляется, что если принимать во внимание союз «или», то следует понимать — прокурора, участвующего в апелляционном пересмотре промежуточного судебного решения, постановленного в ходе досудебного производства (там еще нет государственного обвинителя) либо на стадии исполнения приговора (законодатель в ст. 399 УПК РФ также использует термин «прокурор», а не «государственный обвинитель»).
Из буквального толкования текста закона следует, что при союзе «и» речь идет о вышестоящем прокуроре, не согласном с позицией государственного обвинителя и принимающем участие в апелляции наряду с последним. Теоретически такая ситуация не исключается, хотя, как считают представители Генпрокуратуры РФ, в подобных случаях возможно участие в апелляции только вышестоящего прокурора.
Отказ гособвинителя от обвинения. Не менее важным является вопрос о значении отказа государственного обвинителя, участвующего в апелляции, от обвинения полностью или в части, либо изменения им обвинения. Данный вопрос неоднократно обсуждался в Верховном суде РФ, но единой точки зрения пока не сформировано, поэтому по нему не давалось разъяснения и в постановлении Пленума.
На практике пока о таких случаях не известно. Если же они возникнут, то, как представляется автору, стоило бы обратить внимание на правовые позиции Конституционного суда РФ, приведенные в определении от 21.12.2000 № 295-О по жалобе Красильникова С. Е. применительно к прежней кассации, где указано, что «отказ прокурора от обвинения, однако, может иметь место лишь при производстве в суде первой инстанции до постановления судом итогового решения по делу. После вынесения судом приговора прокурор может только оспаривать в вышестоящей судебной инстанции его законность и обоснованность, в том числе по реабилитирующим лицо основаниям, но занятая им в таких случаях позиция не является для суда обязательной. Иное фактически означало бы наделение прокурора правом отменять и изменять принятые судом решения, тогда как… правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом».
Отсюда можно сделать вывод о том, что законность, обоснованность и справедливость приговора суда первой инстанции, являющегося центральным актом правосудия (постановленного на основании непосредственного исследования и оценки судом доказательств и с учетом объема обвинения, поддержанного государственным обвинителем до ухода суда в совещательную комнату) не могут быть поставлены в фактическую зависимость от мнения другого государственного обвинителя, принимающего участие в суде апелляционной инстанции, и (или) вышестоящего прокурора.
Примирение сторон. Думается, что озвученные выше позиции можно полностью распространить и на ситуации, когда при апелляционном обжаловании обвинительного приговора потерпевший заявляет о примирении с осужденным и просит прекратить дело. Предусмотренное ст. 389.21 УПК РФ полномочие суда апелляционной инстанции отменить приговор и прекратить дело при наличии оснований, предусмотренных ст.ст. 24,25, 27 и 28 УПК (из буквального анализа и толкования данной нормы видно, что фраза «при наличии оснований, предусмотренных статьями 24, 25, 27 и 28 Кодекса» относится не к основаниям отмены приговора, а к основаниям последующего прекращения дела), не может быть истолковано в отрыве и вне взаимосвязи с положениями других норм УПК РФ. Прежде всего со ст. 389.15, устанавливающей, что любое судебное решение, в том числе приговор, может быть отменено или изменено в апелляционном порядке только по основаниям, перечисленным в п.п. 1–5 этой статьи и расшифрованным в последующих ст.ст. 389.16–389.18 УПК РФ, а именно ввиду допущенных судом первой инстанции нарушений закона. И только в случае отмены приговора по этим основаниям суда и при наличии оснований, предусмотренных ст.ст. 24, 25, 27 и 28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции прекращает дело.
Таким образом, законность, обоснованность и справедливость приговора суда первой инстанции не может быть поставлена в фактическую зависимость и от изменившегося к моменту апелляции мнения иных участников процесса.
Проведение прений при рассмотрении промежуточных решений. Многие судьи судов субъектов РФ обращают наше внимание на то, что прописанная в гл. 45.1 УПК РФ процедура (проведение, помимо выступлений сторон по доводам жалобы, еще прений и предоставление последнего слова) не должна распространяться на апелляционный порядок проверки промежуточных судебных решений, поскольку сами они постановляются без прений и последнего слова, которое по закону не предоставляется подозреваемому, обвиняемому или заявителю. Процесс по этой причине стал неоправданно громоздким.
Личная точка зрения автора полностью совпадает с высказанным. Полагаю, что нормы гл. 45.1 УПК РФ, при уяснении их смысла во взаимосвязи с нормами других глав УПК РФ, носят общий характер применительно к существующим процедурам разбирательства дел по первой инстанции и должны применяться выборочно в зависимости от особенностей той или иной процедуры.
Статьи 108, 109, 125, 165 УПК РФ устанавливают особенности рассмотрения судом в период досудебного производства ходатайств об избрании, изменении, продлении срока меры пресечения в виде заключения под стражу, получении разрешения суда на проведение других следственных действий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан и организаций, а также жалоб на действия и решения органов, осуществляющих уголовное преследование. Статья 399 УПК РФ — особенности рассмотрения судом вопросов, связанных с исполнением приговоров, и постановления по всем указанным делам промежуточных решений. Но ни одна из указанных процедур не предусматривает проведение прений сторон и предоставление подозреваемому, обвиняемому или заявителю последнего слова. Встают вопросы: почему тогда данные действия должны проводиться в апелляции? Обязательно ли для разрешения данной проблемы вносить изменения в закон или достаточно разъяснения смысла действующего закона Пленумом Верховного суда РФ?
Автор полагает достаточным разъяснение Пленума, поскольку высказанная идея полностью основана на толковании смысла норм действующего УПК РФ. Авторский вариант такого разъяснения: «Учитывая, что нормы УПК РФ, регламентирующие процедуру принятия промежуточных судебных решений (ч. 6ст. 108, ч. 8 ст. 109, ч. 4 ст. 125, ст. 165, ч. 7 ст. 399), не предусматривают проведение прений сторон по результатам рассмотрения судом соответствующих ходатайств и жалоб, а согласно ст. 293 УПК РФ право на последнее слово предоставлено только подсудимому, требования ч. 9 ст. 389.13 и ст. 38914 УПК РФ о проведении прений сторон и о предоставлении последнего слова лицу, в отношении которого проверяется промежуточное судебное решение, не являются обязательными при рассмотрении судом апелляционной инстанции апелляционных жалобы, представления на такое решение.
Вместе с тем в случаях непосредственного исследования доказательств, которые были исследованы судом первой инстанции, либо новых доказательств, суд апелляционной инстанции по ходатайству сторон вправе предоставить им возможность дополнительно выступить в прениях».
1Подробнее см. сайт www.appeal-in-russia.ru
2См.: СЗ. РФ. 2013. № 30 (Ч. 1). Ст. 4050.
3СЗ РФ. 2011. № 1. Ст. 45.
4См. об этом: Шалумов М. С. Особенности назначения судебного заседания и исследования доказательств в суде апелляционной инстанции // Уголовный процесс. 2013. № 3. С. 60–66.
5См.: Бюллетень ВС РФ. 2013. № 1.
6Бюллетень ВС РФ. 2013ю № 8.
7Утверждена постановлением Правительства РФ от 21.09.2006 № 583 // СЗ РФ. 2006. № 42. Ст. 4248.
8Утверждена постановлением Правительства РФ от 27.12.2012 № 1406 // СЗ РФ. 2013. № 1. Ст. 13.
9К примеру, автором по поручению председателя 6-го судебного состава ВС РФ была разработана типовая программа заседания суда апелляционной инстанции, которая используется судьями при проведении заседаний.
10См.: Шалумов М. С. Программирование расследования дел о преступных нарушениях правил электробезопасности: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М.: ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1989; Программа расследования преступных нарушений правил электробезопасности: Монография. М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генпрокуратуре РФ, 1997. 80 с.
11СЗ РФ. 2002. № 23. Ст. 2102.
12Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2009. № 3; 2010. № 3.
13 Анализ позиций Верховного суда РФ и Конституционного суда РФ по данной проблеме см. : Шалумов М. С. Явка с повинной: смягчающее обстоятельство, повод к возбуждению дела, доказательство вины // Уголовный процесс. 2009. № 10. С. 40–47.
14 Изменения внесены Федеральным законом от 04.03.2013 № 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. 2013. № 9. Ст. 875.




Автор: Руководитель Центра от 28.01.2014   |  Оценка  




 
  



Также читайте следующие новости




















Связанные статьи
Продажа тура в рассрочку. Налогооблагаемый доход при «упрощенке»
«Аренда» персонала в Европе. Когда заемный работник пользуется теми же льготами, что и штатный
Федеральная служба по финансовым рынкам упраздняется
Установлена презумпция достоверности данных ЕГРЮЛ
Защита прав пациентов. Компенсация вреда от врачебной ошибки.
Арбитражные суды смогут передавать исполнительные листы напрямую приставам
Представительство по новым правилам. Что изменить в оформлении доверенностей к сентябрю
Неустойка по договору не облагается НДС
В списке участников собрания два адреса одного акционера. Направить уведомление можно по любому из них
Споры с контрагентом в международном коммерческом арбитраже. Непривычные нюансы судебной процедуры
Предметная иерархия нормативных правовых актов. Два различных подхода судов
Применение кассового метода в бухучете: плюсы и минусы
Защита прав медицинских организаций.
В случае повреждения вагонов вплоть до их списания компания, которая пользовалась ими, не должна платить владельцу штраф за простой
Право собственности на недвижимость можно будет зарегистрировать по интернету
Как исправить существенные ошибки
На земельном участке незаконно возведено сооружение. Какие исполнительные действия помогут его освободить
Организация отказалась от товарного знака / Хозяйство выплачивает работникам зарплату собственной продукцией. Возникает ли база по НДС в данном случае? / У хозяйства есть партнеры за рубежом. Можно ли учесть при расчете налога на прибыль стоимость телефон
Переговоры с более сильным контрагентом. Как при заключении договора отстоять интересы компании
ВАС РФ решил бороться с тотальным оспариванием сделок банкрота

Вы не можете комментировать!
CMS Status-X